F.C. Dinamo Kiev (USSR) - P.S.V. Eindhoven (NED) 3:0

09-04-1975; Kiev; 19:00; Respublikansky Stadion; Att: 100.000

F.C. DINAMO KIEV (USSR) - P.S.V. EINDHOVEN (NED) 3-0 (2-0)
Referee: Patrick Partridge (ENG)
Assistans: Gordon Cecil Kew, Andy Hughes (ENG)
Goals: 1-0 Viktor Kolotov 17; 2-0 Vladimir Onishenko 32; 3-0 Oleg Blochin 56.

F.C. DINAMO (coach: Valery Lobanovsky):
Evgeny Rudakov, Vladimir Troshkin, Viktor Matvienko, Mihail Fomenko, Stefan Reshko, Anatoly Konkov, Vladimir Muntyan, Vladimir Onishenko (Sergey Kuznetsov 74), Viktor Kolotov, Leonid Buryak, Oleg Blochin.
P.S.V. (coach: Kees Rijvers):
Jan van Beveren, Cees Krijgh, Adrie van Kraaij, Björn Nordqvist, Gerrie Deijkers, Willy van de Kerkhof, Bertus Quaars, Willy van der Kuijlen, René van de Kerkhof, Harry Lubse, Ralf Edström.

Y-CARD: 36 - Bertus Quaars (P.S.V.).
***

НЕ ВЕРИТСЯ, ЧТО АПРЕЛЬ...

ВСЕ ЭТО
напоминало весеннюю грозу. И тучи людей, беспокойно и стремительно стекавшихся к стадиону, и его громовые раскаты, полтора часа тревожившие город, и отзвуки и перепевы события, которым не было конца, и та наступившая разрядка, о которой само собой произносишь: «Как легко дышится!». В последние годы мы начали было отвыкать от переполненного стотысячного стадиона, от игры, которая воспринимается, как исполнение всех надежд. Этот матч одарил нас прекрасным переживанием и, как бы мимоходом, ответил тем, кто горазд в мрачных тонах пофилософствовать о будущем футбола. Ответ этот прост: «У хорошей игры - блестящее будущее, у плохой - его нет».

1. Со стороны «Динамо»

За несколько дней до матча старший тренер динамовцев В. Лобановский говорил, что его более всего тревожит то почтительное уважение, с которым вот уже год после чемпионата мира наши футболисты отзываются о голландцах, что в преодолении этой почтительности он видит ключ к матчу. Наверное, даже в те времена, когда будут разгаданы все тайны тренировок и все тайны игры, формирование настроения одиннадцати людей, способного их объединить, чтобы вырвать победу у равного противника, будет занимать и томить тренеров. Вот и в данном случае почтительность могла привести и к дрожанию коленок, которого не унять, и, наоборот, к бунту, к дерзости, к полной отмобилизованности. Мне показалось, что высокое мнение о голландцах сослужило динамовцам добрую службу, разрешив им поверить в свою убедительную победу лишь тогда, когда всё было кончено. Как бы причудливо ни развивалась игра, к каким бы воротам ни тянуло мяч, ясно чувствовалось единство динамовцев как в удачные, так и в трудные минуты, их осеняло вдохновение, и, послушные ему, они с верно взятой ноты не сбились. Это у поражения тысяча причин, а у победы всегда одно истолкование: любое иное отношение наших футболистов к стоявшей перед ними задаче ничего бы не гарантировало.

В футболе принято отыскивать чёрточки нового, небывалого и ценить их превыше всего. Это правильно и естественно. Однако этот матч в первую голову будил воспоминания. Невольно возникали в памяти другие славные матчи нашего футбола, сыгранные вот так же от души, когда были истрачены все силы, когда не на шутку взыгрывало спортивное самолюбие. Между тем мы всё чаще в последнее время сталкивались с вялостью, с игрой вполсилы, а иногда и с прямым игнорированием душевных категорий, с попытками самонадеянно подменить их категориями техническими. И вот яркая вспышка самого что ни на есть большого футбола, и мы увлечены и покорены прежде всего человеческим смыслом происшедшего на наших глазах события. Нет, никуда не деться от вечных старых истин, одна из которых состоит в том, что выразить своё умение сполна можно, лишь будучи воодушевленным. И спасибо динамовцам за это напоминание!

Что же стояло за воодушевлением, что его, так сказать, обеспечивало? Вот объяснение В.Лобановского, сделанное им по горячим следам, в раздевалке, минут пятнадцать спустя после конца матча.

«Мы намеревались как бы продолжить игру с турками и прессинговать, преследовать соперников, непрерывно их атаковать на всех участках поля. Минут 10-15 спустя стало ясно, что против техничных и достаточно быстрых голландцев такая игра чревата опасностями, и было отдано указание перейти к другой модели: отход назад при потере мяча с последующими острыми контратаками».

Да, если брать во внимание общий тактический рисунок матча, то действие развивалось именно таким образом. Первые минуты прошли как бы в игре на ощупь, в приглядывании. У голландцев это выразилось в нарочитой флегматичности («Интересно, что они могут, эти неведомые киевляне?»), а у наших - в торопливости, в желании поскорее найти томящую душу разгадку («Каковы же, наконец, в деле эти самые легендарные голландцы?»). И хотя наши завладели некоторым территориальным преимуществом, но не было видно, как его можно реализовать. Надо полагать, что «Эйндховен» предусмотрел именно такую игру на киевском стадионе.

А потом это мнимое преимущество перестало ощущаться, игра стала выглядеть внешне сбалансированной, а атаки динамовцев приобрели силу, внезапность и глубину вторжения на охраняемые площади. На 12-й минуте потребовалось решительное вмешательство вратаря голландцев после прорыва Блохина и Онищенко. А пять минут спустя счёт был открыт. На правом фланге Мунтян изящной, любезной передачей бросил вперёд Трошкина, тот мощно пронёсся и сильно послал мяч вдоль ворот примерно на уровне груди. Внимательный Колотов предугадал возможность такого хода, вовремя подоспев слева к «своей» штанге и, наклонившись, головой вбил мяч в сетку. Эта типичная, давно и хорошо известная фланговая атака всегда производит большое впечатление, вероятно, потому, что в ней прекрасно совпадают усилия нескольких игроков, совпадают во времени и в пространстве. Эта комбинация была хороша ещё и своей стремительностью.

На 31-й минуте - второй гол. Увлекшийся атакой Нордквист, опаздывая на своё место, вроде бы безобидно толкнул плечом в спину нашего игрока, владевшего мячом. Штрафной удар метров с 25 слева от ворот. Мунтян резко бьёт, вратарь неловко принимает мяч, роняет его, падает, и Онищенко в долю секунды из часового превращается в главное действующее лицо - чётко отправляет мяч в пустые ворота.

2:0 - большое преимущество, однако нет и следа, что голландцы не только сломлены, но и обескуражены. Но всё-таки, глядя на их непринуждённость в работе с мячом, на их уверенную игру головой, на чёткий розыгрыш стандартных положений, на осмысленность любого перемещения да и, наконец, на эту самую их невозмутимость в явно трудном положении, нельзя не подумать, что без скорости все эти достоинства начинают чем-то напоминать музейную коллекцию, Во всяком случае так казалось в первом тайме...

После перерыва строй игры сохранился. Голландцы словно бы взялись за дело, но контратаки динамовцев явно им не по вкусу, и как их отвести, они не знают. Вот Онищенко остаётся слева от ворот, которые оставил Беверен, секундное замешательство, и Крейг, решительно пойдя в борьбу за мяч, выигрывает эпизод. Вот Матвиенко навешивает слева, Онищенко бьёт головой, но чуть выше перекладины. Вот Куарс, не ycпевая за динамовцем, откровенно ловит мяч рукой, за что прямо-таки автоматически судья делает ему предупреждение. И все эти моменты возникают в то время, когда кажется, что идут вперёд голландцы. И наконец развязка. Трошкин опять на своём правом крыле развивает необычайную скорость, на которую не успевают среагировать голландцы, сразу оказавшиеся выбитыми из темпа, посылает мяч в центр штрафной площади, вратарь ошибается на выходе в этой головокружительной ситуации, и Блохин забивает. 56-я минута - 3:0.

После этого инициативу уже всерьёз перехватывают голландцы. Не проиграть, наверное, уже нельзя, и они это понимают, но к атакам их обязывает двойная бухгалтерия, двойных встреч: даже один гол на чужом поле даёт всем реальную надежду в ответном матче. Именно этот гол, а не ничью они и искали всеми силами.

Динамовцы же эти полчаса словно бы репетировали, игру на чужом поле. Но это были шутки с огнём.

Про это время В. Лобановский отозвался так: «Конечно, сказался, достигнутый счёт, игроки не могли не почувствовать, что им почти всё удалось, и несколько успокоились. Но главное, конечно, это то, что в начале апреля нам трудно быть готовыми к игре такого высокого накала на протяжении полутора часов. Нам ещё придётся побороться за общую победу во втором матче... «Эйндховен» - то ведь силён, это теперь не секрет...».

И О. Базилевич показывает себя реалистом: «Кроме всего прочего, надо помнить, что ещё весна, и нам надо сохранить команду для долгого сезона...».

2. Со стороны «Эйндховена»

Да, «Эйндховен» - сильный клуб. И бывалый. Это было видно даже на глаз, до игры. По разболтанным, свойственным опытным путешественникам, шагам игроков, когда они спускались с трапа своего специального «Боинга». По их похожести - ростом, подтянутостью, шириной плеч - на своего знаменитого Кройффа. Наконец, по интервью, которое дал их тренер Рийверс журналистам по прибытии в Киев. «Прошу иметь в виду, что для нашего клуба самая главная цель сейчас - выигрыш звания чемпиона Голландии. «Динамо» мы видели по телевидению в матче с «Айнтрахтом», команда сильная, быстрая. Мы надеемся, что дадим хороший спектакль, зрители скучать не будут. Не возражал бы против счёта 2:2, 3:3, 4:4...» Это так называемое светское интервью, которое может давать любой тренер любой команды в любом аэропорту. Но светскость эта, разумеется, лишнее свидетельство профессионализма.

Если динамовцы перед матчем были склонны несколько переоценивать голландцев, и это им помогло, то голландцы, как мне показалось, несколько недооценили своих соперников и попались. Весь первый тайм они, проигрывая и в счёте, и по числу острых моментов, и по скорости, и по увлеченности игрой, не могли найти контрмер и только своей невозмутимостью как бы давали понять, что происходящее с ними они относят к разряду случайностей. Хорошая мина, но заплатили они за неё дороговато.

Но их полчаса пришли. Оказалось, что и силы, и нервы они сохранили во всех передрягах, их штурм был впечатляющим. Не раз динамовцы выглядели счастливчиками. Например, когда Р.Керкхоф (№ 7) вдруг «взорвался» на правом фланге и создал завихрение возле динамовских ворот, или когда его брат В.Керкхоф (№ 8) убежал от защитников, обвёл Рудакова, но пробил мимо пустых ворот, будучи под очень острым углом, или когда Эдстрём с нескольких шагов послал мяч в штангу, или когда мяч был переброшен над выбежавшим Рудаковым, но прошёл чуть выше перекладины... Короче, говоря, за эти полчаса голландцы создали максимально возможное число голевых моментов. Динамовцам уже не удаются групповые контратаки, их выручает Блохин, который не раз, в одиночку за счёт своей быстроты угрожал воротам «Эйндховена» и тем самым снимал давление со своих ворот.

У голландцев в запасе немало манёвров. Но один тактический приём повторялся то и дело. Высокий Эдстрём сообщал игре баскетбольный оттенок. На него, навешивали мяч, а он его выигрывал головой и старался кому-нибудь сбросить под удар. Даже при условии, что, приём этот наперёд известен, он требовал от защищающихся неослабного внимания.

Матчи чемпионата мира были и остаются единственными в своём роде уже хотя бы потому, что почти все они решающие и не оставляют надежд отыграться «дома». Домой оттуда едут либо за почестями, либо за свистом. Грешно требовать, чтобы клуб, пусть даже он лидер в своём первенстве, показал игру того же уровня, что и сборная его страны. Но «Эйндховен» живо напомнил команду, блиставшую прошлым летом. Не станем гадать, как пройдет и чем кончится ответная встреча. Пока зафиксируем то, что вполне очевидно: динамовцы одержали красивую победу над высококлассным противником, сумев хорошо сыграть благодаря большому душевному подъёму.

Несколько слов о судействе англичанина Петриджа: оно выглядело интересным. Вполне допускаю, что просмотровая комиссия отметит те или другие его неточности. Интерес не в сверхточности. Это был тот судья, который, как говорится, «давал играть». Сам быстрый и подвижный, он торопил игру, при малейшей задержке показывал игрокам на свои наручные часы, как бы не позволяя красть у зрителей драгоценные минуты. Он не делал из себя самой заметной на поле персоны, не устраивал собеседований, стремился как можно реже останавливать игру. Напомню такой эпизод. Блохин рвётся вперёд, голландец npидepживaeт его руками, но наш форвард всё-таки оказывается свободным и с мячом. И тут вдруг, словно по привычке, Блохин останавливается, ожидая свистка. А судья ему машет рукой: «Играйте же, мяч у вас, это лучше, чем штрафной». Но момент для развития атак упущен. Судья был прав, но у наших, игроков, как видно, есть привычка к частым, порой чисто формальным свисткам. Чётко разбирался англичанин и в приёмах отбора мяча, следя за их чистотой, а не за тем, кто упал, кто изображает из себя обиженного.

Лев ФИЛАТОВ, наш специальный корреспондент.
«Футбол-Хоккей» №15. 13 апреля 1975 года

Внимание! У Вас нет прав для просмотра скрытого текста.

Добавить комментарий

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.